Polikarpov Development Network

 Главная страница
 o Бизнес 
 o Этнография
 o Разное
 o Контакты

 Ссылки
 o Н.Н.Поликарпов
 o allrussweb.com.ru

Зимнее приключение на Кольском 2003-2004 

Заметки Дмитрия Баранова - 2

Выход за границы своего культурного пространства всегда поучителен в том смысле, что именно тогда появляется возможность не только познакомиться с "чужой", порой экзотической культурой, но и взглянуть на свою свежим взглядом, как бы со стороны, отрефлексировав в своем сознании до сих пор незамечаемые детали и явления, которые организуют наше повседневное бытие. Первое правило этнографа, вступающего в диалог с другой культурой с целью ее интерпретации, заключается в том, чтобы забыть о здравом смысле - его «полезность» в «своей» культуре еще не гарантирует его применимости к «чужой». Как объяснить существование и даже развитие на Кольском полуострове, как, впрочем, и в других районах Русского Севера, рассказов (быличек) о лешем (он же снежный человек в современной лексике) и других мифологических персонажах? Ведь с точки зрения природы этого фольклорного жанра подобные рассказы правдивы, более того, у фольклористов и этнографов существуют профессиональные методы их верификации. В абсолютном большинстве случаев рассказчики верили в то, о чем рассказывали – зачастую эти истории происходили лично с ними (жанр мемората). Как объяснить функционирование до сих пор и даже некоторый ренессанс практики колдовства? Чем объяснить тот факт, что за помощью к нему нередко прибегают и местные административные органы? Почему местные врачи и медсестры, по полученным нами сведениям, прибегают к заговорам в медицинской практике? Что стоит за широко бытующими рассказами о приходящих покойниках? Почему деревенские жители в своем поведении так упорно следуют приметам, предписаниям, запретам, которые, по сути, являются мифологическим программированием жизни? Исчерпывающего ответа на эти и другие вопросы пока нет. Слишком велико «культурное расстояние» между урбанистической и традиционной культурами, слишком мало «точек пересечения» между логическим и мифопоэтическим мышлением. Единственно, что можно утверждать, это то, что в культуре на протяжении веков сохраняется только то, что помогает выживанию этноса и его культуры. Следовательно, все в культуре прагматично, только прагматика эта особого рода, природа которой пока ускользает от нашего сугубо позитивисткого взгляда на мир. Далее следуют некоторые выдержки из записанных от местных жителей во время экспедиции на Кольский полуостров повествований.

Краснощелье

Культура здесь основана на тотальном обмене между мирами: «…В тундре, когда воду берешь, то ее откупаешь - бросаешь монетку в воду правой рукой. Вообще, все нужно откупать: ставишь дом – откупаешь землю, хоронишь – откупаешь землю, отправляешься в путь – откупаешь дорогу. Кстати, когда мы отправлялись в трудный переход из Краснощелья в с. Варзугу, к нам подошла пожилая женщина и дала Командору (руководителю экспедиции) скомканную 10-рублевую бумажку с наказанием «откупить дорогу».

В одном месте куваксу (тип шалаша) поставили - жить невозможно было. Мы забыли выкупить место. Может быть, там похоронили кого-нибудь. Ставили палочку - чтобы могила видна была. Ставили крест и надгробницы. Кладут топоры на надгробницы, осколки чашек. С могилы ничего нельзя брать. Гроб опускали на веревках или полотенцах. При опускании гроба выкупали землю: в 4 угла клали медные монетки. В гроб кладут стружки, мыло, полотенце…». В традиционной культуре выделяют «правильную» смерть – свою, в результате которой люди превращаются в родителей. К смерти готовятся заранее – шьют заранее смертную одежду «на живую нитку» (т.е. без узлов), готовят при жизни себе гроб, раньше, говорили, мужики даже спали в гробах. Так осваивалось потустороннее пространство, иной мир еще при жизни, а значит и подавлялся страх смерти – ведь именно неизведанное рождает ужас: «…Смертную одежду заранее себе готовили - с 50 лет. Шили на «живую нитку», движеним от себя. Говорят, раньше и гробы себе заранее делали - у нас один старик сделал гроб и держал его на чердаке - он еще 10 лет прожил после этого. В "смертное" входили меховые сапоги - "бурки". Если же в тапках магазинных похоронят, то приснится потом и скажет, чтобы у него ноги мерзнут. К одной женщине каждую ночь приходил покойный муж, так ей пришлось купить бурки и дожидаться, пока кто-нибудь следующий не умрет, чтобы с ним передать сапоги мужу на тот свет. Свои (родственники) покойника не моют, а в Варзуге - моют. Кто моет, тому дарят полотенце или платочки. Хоронили обычно на третий день с 12 часов, крест ставили. Левый угол у перекладины креста делают ниже, чтобы покойник, вставая к солнцу, рукой взялся бы за перекладину. Сейчас памятники стали ставить на могилу - а зачем? Земля и так тяжелая. Душа 42 дня - 6 недель находится здесь, на земле - она ищет, куда пойти. В течение этого времени она все слышит. Зеркало при покойнике закрывали, чтобы он сам себя не увидел. Если глаза открыты, то клали сверху монеты. Стружки от гроба кладут на дно, под голову - березовые листья. Смертную одежду заранее шили - у меня самой приготовлена с 40 лет - я тогда заболела и приготовила. Нельзя сильно плакать по покойнику - а не то он в воде будет лежать. Если во время похорон пойдет дождь - то жди еще покойника в течение 40 дней. До 40-го дня ставили стакан с водкой и кусок хлеба - покойного. После похорон топили баню и мылись, если бани нет, то нужно обязательно помыть ноги. Также мыли двери, ручки и пол...» Существует также представление о «несвоей» - преждевременной смерти или неправильной. В этом случае покойник либо продолжает жить в этом мире в облике какой-либо нечисти, либо начинает каждую ночь возвращаться в свой дом и тревожить домашних: «…К моей сестре три года после смерти приходил муж под утро и все время стучал в дверь. Ей пришлось пойти на кладбище и насыпать на могилу крупы, чтобы больше не приходил. Эту крупу едят небесные птички – души умерших (в д. Кузомень мы наблюдали, как при посещении могил родственниками слетаются огромные стаи птиц – сорок, воробьев и др. в ожидании очередной кормежки – красноречивое свидетельство жизнестойкости традиции). У нас в Краснощелье в реке Поной утонул человек, искали-искали - не могли его найти. Тогда его бабка-колдунья пошла на берег и расстелила там простыню у воды, камнями приложила, какие-то слова прошептала, а на следующее утро этого утопленника прибило как раз на эту простыню. Чтобы покойник не возвращался, надо его носки облить водой, пропущенной через дверную скобу или воткнуть в порог острием наружу иголку или сжечь можжевеловые веточки…» 

 


Первая часть заметок

Несколько черно-белых фотографий. Обсуждение этих снимков -  на форуме.

Обсуждение заметок - на этом форуме.

Фотографические заметки в пути.

Last Updated 2006-03-15